Русское зарубежье в США отмечает столетие Октябрьской революции как 100 лет с начала истории собственного развития. Однако если начиная с событий вековой давности эмиграция из России в США протекала волнами, то такие процессы прекратились несколько лет назад, и им на смену пришла миграция.

 

Такое мнение высказала в среду президент Русско-американского центра «Наследие» (РАКСИ) Ольга Зацепина, передает ДВ-РОСС со ссылкой на ТАСС.

Мигранты не отказываются от родины

«Последняя волна эмиграции в полном смысле этого слова приходится на 90-е годы прошлого века, — отметила она. — Однако почти 20 лет назад эта волна закончилась, и переезд граждан из России в США теперь более правильно называть миграцией». Эксперт пояснила, что в последнее время большинство покидающих Россию граждан имеют рабочие визы и абсолютно четко понимают, кем они будут трудиться в США, какую зарплату получать и где будут жить. «Это не бывшие эмигранты, которые обрубали все связи с родиной и были готовы жить на социальные пособия, выполнять любую работу, в том числе плотников и официантов», — заметила она.

«Сейчас никто навсегда не уезжает — у молодежи на родине остаются родители, бабушки-дедушки, все ездят туда-сюда, сохраняют прежнее гражданство и имеют два паспорта, — напомнила Зацепина. — Это не эмиграция, а миграция, потому что если сегодня специалистам интересно работать здесь, то они едут в США, а если завтра в «Сколково» предложат интересную работу и зарплату, то переезжают туда». «Речь идет о профессиональных, молодых людях, хорошо знающих английский язык, они заводят семьи и живут полноценно, не чувствуя себя диссидентами или ненужными на родине, — отметил она. — И поэтому они готовы вернуться».

По данным эксперта, ежегодно из США едут обратно десятки и сотни российских специалистов, в том числе ученые, специалисты в сфере IT-технологий, которые с учетом полученного американского опыта являются ценными кадрами для новых проектов в России. «Среди них есть и те, кто не смогли и не захотели адаптироваться в американском обществе психологически», — заметила она. В связи с этим глава РАКСИ высоко оценила государственную программу содействия возвращению соотечественников, реализуемую российскими властями с 2006 года. «Молодые люди — энергичные, активные, мобильные, не обремененные большими семьями — готовы возвращаться, если видят хорошие экономические условия, и это желание необходимо поддерживать», — считает она.

Пять волн эмиграции

Эмиграция российских граждан в США можно условно поделить на пять волн, первая из которых приходится на годы Октябрьской революции. «Эти события вынудили бежать большое число жителей нашей страны, несогласных с переменами в обществе, политике, власти, но считавших перемены временными», — пояснила Зацепина. Вторая волна эмиграции, по ее данным, охватывает собой период 20-х годов прошлого века, а третья волна пришлась уже на годы после Второй мировой войны. Однако прямой эмиграции из России в США тогда не было, и люди бежали в Европу, а другие проделали сложный путь через Китай, азиатские страны, после которых сложными маршрутами попадали в Южную и Северную Америку.

«Вся эта так называемая белая эмиграция смогла достичь территории США только в 40-е годы, — рассказала она. — Это были очень образованные люди, высокого, в том числе дворянского происхождения, военных званий. Чтобы выжить в Америке, они начинали работать строителями, плотниками, устраивались на заводы, хотя при этом продолжали свое образование».

Примирения в душе пока нет

«Они пережили довольно трудные и долгие годы скитаний по различным странам, причем очень многие из них до последнего планировали и мечтали возвратиться на родину в случае изменения там политической власти, — напомнила она. Нынешние потомки представителей белой эмиграции нередко рассказывают, что их бабушки и дедушки хранили чемоданы с консервами как неприкосновенные запасы именно на случай возвращения в Россию.

Поэтому отношение к Октябрьской революции у этих русских американцев, как заметила Зацепина, отрицательное. «Она пропахала по их судьбам, истории их семей, и до сих пор потомки тех эмигрантов говорят о революции как о трагедии — их личной и страны в целом», — пояснила она. «Несмотря на то, что 10 лет назад был подписан Акт о каноническом общении РПЦЗ и РПЦ (Русской православной церковью и Русской православной церковью за границей), в душах этих людей примирения пока не чувствуется — они очень хорошо помнят историю своей семьи, бережно хранят традиции, русский язык, культуру, но также сохраняют и отношение к событиям вековой давности, расколовшим так называемый «русский мир» и породившим, по их мнению, гибель страны», — отметила она.

Вместе с эмигрантами первых волн в послевоенные годы в США также перебрались и так называемыми «перемещенные лица», принявшие решение не возвращаться из Европы на родину. Четвертая волна российской эмиграции в Америку приходится на годы правления Леонида Брежнева в СССР, 70-е — начало 80-х годов, когда большую часть покинувших Россию составляли представители еврейской национальности, диссиденты. Пятая и заключительная волна эмиграции прошла в 90-е годы прошлого века — в отдельный период число эмигрировавших из России доходило до 300 тыс. граждан в год, сообщила эксперт.

Количество российских эмигрантов в США неизвестно

Что касается общего числа российских эмигрантов и их потомков, проживающих сейчас на американской территории, то оценить его сложно. «Какое количество ни назовете, оно будет неверным, — уверена Зацепина. — Вот приводят в пример цифру от 3 млн до 7 млн человек, но такой разброс в 4 млн разве можно считать статистикой?»

«Дело в том, что когда идет перепись населения США, то графы «национальность» в анкетах нет, — пояснила она. — Можно назвать только язык, на котором люди говорят дома, но если браки смешанные, то такие семьи редко общаются дома по-русски. Кроме того, в переписи принимают участие только граждане страны, и то только по желанию. А те, у кого грин-карта (право на проживание и работу в США), у кого нелегальное положение, то они на вопросы не отвечают — а таких много, и перепись не может учесть всех».

Сама эксперт предполагает, что общее число российских эмигрантов и их потомков, которые можно было бы назвать «русскими американцами», составляет сейчас около 4-5 млн человек. «Это максимум, и никак не больше», — считает она.